национальный музей
тараса шевченко

укр рус eng

Чем знаменит в шевченковедении снесенный "дом Кутина"?

В связи с общественным резонансом по поводу относительно недавнего уничтожения исторического памятника в настоящее время интерес вызывает информация об одном из наиболее известных адресов Шевченко в Оренбурге – том самом доме на углу бывших Канонирского (ныне Шевченко) переулка и Преображенской (ныне 8 марта) улицы, который при сомнительных обстоятельствах, требующих надлежащих правовых оценок, был стремительно снесен в июне 2015 г. Обратимся еще раз к вопросу – что же это за дом и чем он знаменит в шевченковедении?

Условия пребывания Т.Г. Шевченко в оренбургской ссылке, в том числе, повседневная жизнь поэта неоднократно становились предметами специальных исследований. Одним из специалистов по исторической топографии Оренбурга был краевед Виктор Васильевич Дорофеев (1927–2012), доцент Оренбургского педагогического института, автор книги «Оренбург шевченковский» (1994) – первого опыта реконструкции зданий и сооружений, вошедших в жизнеописания Т. Шевченко периода его «оренбургской зимы» 1849–1850 гг.

Ниже приводится фрагмент его исследования (в сокращении) по интересующему вопросу:

«…На следующий день после доставки в Оренбург рядового Шевченко отправили в Нижние казармы (эти строения не сохранились, сильно пострадав от пожара в 1862 г.). В этих казармах изгнанника отыскал Ф.М. Лазаревский, который с 1845 по 1854 год служил чиновником Пограничной комиссии в Оренбурге. Здесь он впервые, увидел поэта, с которым был знаком до того только по его произведениям. Знакомство вскоре переросло в дружбу. Благодаря этому мы имеем в Оренбурге памятное место, к счастью сохранившееся – дом на углу улицы 8-го Марта (д. 29) и переулка Шевченко (д. 9). Последний назван в память о Кобзаре в 1952 году, до того он с 1926 года носил название пер. Пьянова. В те же времена переулок назывался Канонирским, а улица – Преображенской. 

...Чертеж дома сохранился в архиве (ГАОО. ф. 124, оп. 2, ед. хр. 6065, 6098). Принадлежал он коллежскому секретарю Михаилу Ивановичу Кутину, у которого снимал квартиру Лазаревский, принявший живейшее участие в судьбе опального поэта. Сюда через два дня после первого знакомства и пришел рядовой Шевченко, и был тут очень радушно принят. Об этом напоминает мемориальная доска, установленная на доме.

…По отношению к нынешней улице дом стоял выше; проезжая часть поднялась с тех пор в среднем на полметра. Дом был практически квадратным в плане, как это можно видеть из чертежа, где показаны его границы в середине прошлого века. На чертеже показана и современная ситуация. Дворовые постройки прошлого века не сохранились, их, надо сказать, много и не было – по южной стороне длинный сарай, около него небольшой навес, и в северо-западном углу маленький сарайчик. Двор был довольно обширен. Дворовое место уменьшилось на треть, укоротившись с юга и запада.

 ...Все эти утраты и изменения обусловлены объективными причинами. А вот то, что дом обшили тесом в 1961 году, когда ожидали гостей к столетию кончины великого украинского поэта, к этим причинам не относится. Это многих тогда возмущало, в том числе и историка, профессора П.Е. Матвиевского. Ведь дом следовало по-настоящему отреставрировать. А в таком "обновленном" вида его, пожалуй, не узнал бы и Тарас Григорьевич.

…Не долго пришлось Шевченко пробыть в Оренбурге в первый раз – вечером 22 июня он был уже в Орской крепости. 

…Приехав в Оренбург (второй раз – после окончания Аральской экспедиции в октябре 1849 г.), Т.Г. Шевченко, продолжал работу над экспедиционными зарисовками. Жил он с товарищами по экспедиции вместе с А.И. Бутаковым (месторасположение этого дома точно не установлено), а после его отъезда в январе переехал в Старую слободку к штабс-капитану Карлу Ивановичу Герну. Иногда оставался он ночевать у Ф.М. Лазаревского, в доме Кутина. Так что в этот период у него были три главных пристанища...»

[Фрагмент приведен по изданию: Дорофеев В.В. Оренбург Шевченковский / Оренбургский Институт Тараса Шевченко. Научные записки. 1-я тетрадь. Оренбург: Ин-т Т. Шевченко, 1993. 76 с.]

Таким образом, можно уверенно утверждать, что в периоды пребывания в Оренбурге у Т. Шевченко было три основных пристанища

1. «Дом Бутакова» - это, вероятно, здание бывшей тептярской школы, (одноэтажный, кирпичный, оштукатуренный дом без какого-либо декора), постройка не сохранилась, ее разбирали сначала в 1945–1947 гг., а затем во второй половине 1970-х гг. во время проводившихся перестроек здания областного драмтеатра.

2. «Дом Герна» - находился вне крепости в Старой слободке, до наших дней также не сохранился (ныне предположительно на этом месте находится дом № 43 по ул. Казаковской).

3. «Дом Кутина», описанный выше и разрушенный в 2015 г. По записанным позднее воспоминаниям жены М.И. Кутина – Александры Петровны, о посещении поэтом их дома, Шевченко «…ходил по городу всегда в солдатской шинели и только под низом ее надевал синие шаровары и белую, вышитую на груди и по рукавам, хохлацкую рубаху. Был у него приятель офицер хохол (Ф. Лазаревский). Шевченко чуть не каждый день навещал его… Придет, бывало, он к нам, сейчас шинель долой, повесит ее в передней на гвоздик, расправит свои длинные черные усы, и первый его вопрос в шутливом тоне: «Ой, чи живы, чи здоровы вси родичи гарбузовы?..» (П. Юдин. К биографии Т.Г. Шевченко // Русский архив. 1898, Кн. 3. С. 470).

До недавнего времени «Дом Кутина» был последним из достоверно известных и сохранившихся мест временного проживания Т. Шевченко в Оренбурге. К сожалению, и эта страница истории сегодня оказалась безвозвратно перевернутой. 

Д. Черниенко

28.02.2016 г.